Путешествие капитана Головнина вокруг света на шлюпе «Диана». Южная Африка

В.М. Головнин, портрет из Центрального военно-морского музея, Санкт-Петербург.

Когда в 1806 году лейтенант Головнин вернулся на родину Англии, уже через 20 дней ему дали назначение, о котором мечтает каждый морской офицер. Теперь он – капитан военного корабля, человек, про которого говорят, что на море он – «и бог, и царь, и воинский начальник».  Под  начало 30-летнего Василия Головнина отдан шлюп  «Диана», который должен был отправиться в кругосветное плавание к российским берегам Тихого или, как его тогда именовали, Великого  и Восточного океана. Одна из основных целей – доставить грузы в адрес Руссийско — Американской  компании, в её штаб-квартиру,  порт Охотск, вторая цель — «Опись малоизвестных земель, лежащих на Восточном океане и сопредельных российским владениям в восточном крае Азии и на северо-западном берегу Америки».

Шлюп «Диана» целиком сотворена российскими корабелами. Об этом хорошо знал Василий Головнин и этим обстоятельством как патриот чрезвычайно гордился. Хоть и перестроен был шлюп из мирного лесовоза, но обладал многими отменными качествами, за исключением, пожалуй, высокой скорости.

До отхода в плавание Головнину надо во что бы то ни стало успеть закончить один важный труд – плод наблюдений и размышлений многих последних лет – свод военных морских сигналов для дневного и ночного времени.  Капитана «Дианы» за сей труд император Александр I наградил бриллиантовым перстнем и деньгами. Ещё в течение целой четверти века труд лейтенанта Головнина  использовался российскими военными моряками.

Шлюп «Диана», картина из Центрального военно-морского музея имени императора Петра Великого, Санкт-Петербург.

25 июля 1807 года шлюп «Диана» под командованием Василием Михайловичем Головниным снялась с якоря.  Сильнейшие гром и молния, суровый шторм сопровождали первые часы плавания «Дианы», словно обещая ее экипажу бурные приключения. Но внимать голосу стихий было некогда – и корабль, и моряки боролись с буйством Балтики. Победили, и «Диана» понеслась туда, где ее ожидали новые испытания и громкая слава…

Июль 1807 года, был не лучшим временем для начала путешествия, имевшего промежуточными пунктами своего маршрута владения английской короны. Только что Александр I и Наполеон заключили Тильзитский мир, и Англия из недавнего российского союзника должна была превратиться во врага… И всего через неделю после того, как «Диана» покинула английский Портсмут, была объявлена эта неизбежная война. Но Василий Головнин узнал о ней значительно позднее, при самых для него неблагоприятных обстоятельствах.

А пока «Диана» летела на всех парусах и к февралю 1808 года успела пересечь Атлантику и побывала у берегов Южной Америки. Но попытка вслед за Крузенштерном и Лисянским одолеть бурный пролив Дрейка у печально известного своими штормами мыса Горн, к разочарованию Головнина, оказалась безуспешной. Тогда он, решив не рисковать больше кораблем и экипажем, принял новый план: вновь пересечь Атлантику и идти к цели – северо-восточному побережью России — через Индийский океан. На южной оконечности Африки, мысе Доброй Надежды, можно было бы исправить потрепанное стихиями судно, запастись свежей провизией и дать людям отдохнуть. Принимая это решение, капитан Головнин не знал лишь о перемене в отношениях мировых держав. И это стало его невольной ошибкой, задержавшей плавание «Дианы» на целый год…

Мыс Доброй Надежды

В 6 часов утра 18 апреля 1808 года, преодолев всего за 93 ходовых дня Атлантический океан, экипаж «Дианы» увидел долгожданный берег мыса Доброй Надежды. Мыс выглядел действительно добрым. «Небо над ним было совершенно чисто, и ни на высокой Столовой горе, ни на других ее окружающих ни одного облака не было видно, – описывал свои впечатления Василий Головнин. – Лучи восходящего из-за гор солнца, разливая красноватый цвет в воздухе, изображали, или, лучше сказать, отливали отменно все покаты, крутизны и небольшие возвышенности и неровности, находящиеся на вершинах гор.  Столовая гора…редко, я думаю, открывается в таком величественном виде…приходящим мореплавателям». Уже через некоторое время этот величественный вид, столь поэтически описанный Василием Михайловичем, станет русским морякам хуже горькой редьки, противнее надоевших морских сухарей и солонины.

В заливе Фолс-Бей, куда «Диана» зашла из-за глубокого штиля только после томительного трехсуточного ожидания, стояла британская эскадра. С радостью заметил Головнин на шлюпке, отошедшей от борта английского фрегата, знакомое лицо. Под началом капитана Корбета он когда-то служил, будучи волонтером. Старого знакомца не стыдно принять на борту отличного российского шлюпа. Но почему капитан вдруг резко повернул обратно? Что случилось?

Залив Фолс-бей в Сеймонстауне

Между тем, фрегат Корбета приблизился к «Диане», ее окружили присланные с других кораблей вооруженные баркасы. И вскоре все стало понятно.  Война! Недавние сослуживцы стали противниками на море, теперь англичане вправе захватить русский корабль в качестве приза. Правда, у Головнина есть бумага от правительства Великобритании, разрешившего мирное исследовательское плавание «Дианы». Но с поры получения этой бумаги много морской воды утекло, она теперь требует подтверждения. Что ж, говорит вице-адмирал Барти, приз от нас никуда не денется, мы подождем, а вы, капитан Головнин, можете обратиться в наше Адмиралтейство с просьбой подтвердить разрешение.

Капштадт на фоне Столовой горы.

Головнин пишет письмо за письмом, которые отправляются с оказией в Лондон. Месяц за месяцем длится безрезультатное ожидание и фактический плен, хотя и никем не признанный официально. Головнин за это время уже стал настоящим дипломатом. Он разными путями пытается добиться решения участи «Дианы» и ее экипажа, чье положение становится все хуже. Запасы продовольствия на шлюпе тают, уже не выдается офицерам их порцион. Все питаются одинаково: и командиры, и нижние чины – фунт морских сухарей на день да солонина. А на берегу можно купить любую провизию. Но даже продать что-то из груза «Дианы» для приобретения продовольствия Головнину не разрешают. «Диана» может все-таки стать добычей англичан, и они не собираются терять хоть фартинг для себя и для короля. Между тем Головнина принимают в центре Капской колонии Капштадте  (будущем Кейптауне), учтиво и уважительно. Его помнят, как храброго моряка, заслужившего лестные аттестации самого адмирала Нельсона.  Но для русского экипажа сделать ничего не хотят, ссылаясь на молчание Лондона. «Впрочем, вот вам возможность пополнить продовольствие, — предлагают англичане. — В порт пришли наши военные корабли, пострадавшие во время шторма. Им снова надо выходить в море для боевых действий. Пришлите ваших людей в док для работы на их ремонте. За это будет выдаваться провизия и некоторая плата».

Головнин и другие русские моряки посчитали это предложение оскорбительным и бесчестным. Ведь отремонтированные на мысе Доброй Надежды корабли могли принять участие в боевых действиях и против российского флота!

Василий Головнин уже давно вел постоянные наблюдения над ветрами, которые господствовали в заливе, где стояла на якоре «Диана». Даже в непогоду он уходил  на парусной шлюпке далеко от берега и выяснил, что когда северо-западный ветер переходит в шторм, шлюпка будто летит по волнам к выходу из залива. В открытом море тогда  дуют такие же ветры, и шторм стремительно понесет на юго-восток любой корабль, который рискнет в это время выйти из залива.

Надо было только дождаться стечения всех благоприятных, но рискованных обстоятельств, чтобы совершить этот побег: переходящего в шторм северо-западного ветра, глубоких сумерек, скрывших бы приготовления к отплытию. Головнин знал, как опасно пускаться в плавание в такую погоду в такое время. Но выбора не было…

Южный океан у Кейптауна (бывший Капштадт).

В тот день, 16 мая 1809 года, барометр к вечеру стал быстро падать, предвещая приближение шторма. Потом, подтверждая предсказание, налетел сильнейший шквал, разразился ливень. Наступал момент использовать тот редкий и хрупкий шанс, который мог вызволить «Диану». Когда наступили глубокие сумерки, капитан Головнин приказал привязать штормовые паруса. У матросов, уже стоявших наготове, ушло на это несколько минут. Как только паруса были подняты, Головнин приказал рубить якорные канаты – нельзя было терять время на  подъем якорей, да и с соседних неприятельских кораблей могли это заметить и объявить тревогу. Матросы «Дианы», согласно приказу, работали молча, офицеры отдавали распоряжения вполголоса. Настал решающий момент. «Диана» покинула постылую стоянку. И тут …«Едва мы успели переменить место, как со стоявшего от нас недалеко судна тотчас в рупор дали знать на вице-адмиральский корабль о нашем вступлении под паруса», — вспоминал потом Головнин. Теперь оставалось надеяться на помощь Провидения да на собственные силы. В полной тишине под покровом темноты, за пеленой дождя шлюп шел мимо английских фрегатов. На нем уже крепились все паруса. Мичманы и гардемарины работали на мачтах вместе с нижними чинами, борясь с непогодой изо всех сил. Ни минуты промедления! И все случилось именно так, как задумал русский капитан.  Головнин так никогда и не узнал, какие меры предпринимал вице-адмирал Барти, чтобы остановить «Диану». Но лучший флот мира – английский — ничего не смог поделать с российским кораблем!

Перед уходом «Дианы» он отправил письмо вице-адмиралу Барти, в котором подробно объяснял, что только действия самих англичан, поставивших русских моряков в тяжелое положение, вынудили его поступить подобным образом.  Ну, а чтобы правда обнаружилась даже в случае, если бы Барти вдруг скрыл это невыгодное для него послание и стал утверждать, что русский капитан бесчестно нарушил данное слово, Головнин отправил письма аналогичного содержания нескольким англичанам и голландцам, с которыми познакомился на мысе Доброй Надежды. Они не дадут пропасть его доброму имени!

И еще одна деталь, говорящая о чрезвычайной щепетильности Василия Головнина в вопросах чести. Он не мог уйти, не рассчитавшись по долгам с поставщиками съестных припасов для «Дианы». Поэтому пришлось пожертвовать одним из ценных хронометров, предназначенных для проведения научных исследований, и оставить его на берегу. Капитан «Дианы» написал письмо поставщикам с просьбой продать оставленный хронометр и из вырученной суммы удержать долг.

Василий Головнин чувствовал огромное   облегчение от счастливо закончившегося побега из цепких английских объятий и никак не мог предположить, что главные испытания для него и его товарищей по-прежнему все еще впереди…

Вблизи Ново-Гебридских островов вдруг исчез ветер, и «Диана» попала в мертвую зыбь. Ее неумолимо несло на прибрежный коралловый риф. Из четырех якорей после бегства из Фолс-Бея оставалось всего два, и те   не доставали до дна. Все усилия оттащить «Диану» канатами, протянутыми со шлюпок, были напрасными. «Мы ясно видели свою гибель. Каменья угрожали разбитием нашему кораблю, — как всегда сдержанно, но максимально энергично пишет об этом происшествии Головнин. «В самые опасные для нас минуты вдруг повеял прежний ветер. В секунду мы подняли все паруса. Никогда матросы с таким проворством не действовали, и мы миновали в нескольких саженях подводный камень, которым кончался риф».

Через четыре месяца после того, как был покинут мыс Доброй Надежды, в сентябре 1809 года шлюп «Диана» наконец достиг родных берегов и вошел в камчатский порт Петропавловск.

Цитадель Кейптауна (Капштадта)

Фото Владимир Чуйко,

Текст по книге М. Муратова «Капитан Головнин», государственное издательство детской литературы министерства просвещения РСФСР, Москва, Ленинград 1949.

Новости соседних регионов по теме:

Восточный ветер, который бушевал в городе 24 и 25 мая, отогнал воду Таганрогского залива далеко от берега.
10:28 27.05.2024 Газета Таганрогская правда - Таганрог
 
По теме
Два строения полыхали в Охе - News.Astv.Ru Сообщение о том, что на улице Вокзальной №1 и 2 горят здания, поступило диспетчеру Охинского пожарно-спасательного гарнизона 12 июня в 22:44.
News.Astv.Ru
В рамках проекта «Сопричастность» - Долинская ЦБС В рамках проекта «Сопричастность» Акция«Узелок Победы», проводимая в рамках проекта «Сопричастность», инициированного губернатором Валерием Лимаренко,  популярна среди жителей Долинска.
Долинская ЦБС